4.04.2019, 10:53
Қараулар: 9
Война и любовь или о чем рассказали портреты

Война и любовь или о чем рассказали портреты

Юность многих и многих юношей и девушек, рождённых в начале 20-х годов прошлого столетия, опалена войной и прошла, как сказал поэт, «в шинелях». Бывшие десятиклассники сразу после выпускного бала шагнули туда, где кровь, смерть, горе народное неимоверное. Но, несмотря на тяготы войны, юные души тянулись к прекрасному, а их горячие сердца – к дружбе и любви.

 

В экспозиции нашего музей «Они сражались за родину» внимание посетителей неизменно притягивают три портрета юноши и девушки. На них – бравый артиллерист – Борис Гершман и юная красавица медсестра Людмила Решенская. Их судьбоносная встреча состоялась в январе 1943г. в военно-полевом госпитале, куда он попал в день своего двадцатилетия 10 января 1943 года с тяжёлым ранением.

Борис Гершман ушёл на фронт добровольцем из г. Новосокольники Псковской области, окончил курсы АИР – артиллерийско-инструментальной разведки и на фронт попал только в 1942 году. Воевал в составе 408-й Армянской дивизии. Особенно тяжёлые бои в начале 43-го шли тогда под Туапсе. Немцы отступали с Северного Кавказа с упорными боями, наши войска несли большие потери – загнанный враг огрызался свирепо. Так что в том бою ему крупно повезло, хоть и тяжело раненый, но всё же живой.

После госпиталя Борис Владимирович пешком догонял ушедшую вперёд часть. Железные дороги были разбиты, попутки тоже не брали, потому что везли на линию фронта снаряды и боеприпасы. Так что «пол-Европы прошагали, пол-Земли» — это и про него тоже. Путь его лежал через только что освобождённые Советской Армией сёла. Население встречало их со слезами на глазах, старались обогреть и накормить, рассказывали о зверствах, чинимых фашистами во время оккупации.

Шёл солдат, а перед глазами – светлый образ медицинской сестрички, и это придавало силы и желание во что бы то ни стало приблизить мирное время, долгожданную победу. Встреча с ней – подарок к двадцатилетию.

А «наша Люда», так её называли раненые, в это время в составе военно-полевого госпиталя, кочевала по фронтам и тоже вдоволь нагляделась на горе и страдания, кровь и слёзы.

Во второй раз судьба свела их в г. Познаь (Польша) в 1944 году, где и были написаны эти портреты пленным немцем.

А потом вновь война разлучила их. Людмила Победу встретила в Германии, после демобилизации уехала в родной город Уральск.

Борис Гершман окончил командирские курсы и стал командиром взвода 122- миллиметровых орудий. Он служил до конца 1946–го года, Людмиле писал письма, не зная точного адреса. И всё-таки судьба соединила любящие сердца – по счастливой случайности сестра Людмилы работала на почте и обратила внимание на частые запросы найти девушку в разные инстанции. «Так это ж нашу Людмилу кто-то ищет!», — догадалась она.

В январе 1947 года они встретились, чтобы уже никогда не расставаться. Борис Владимирович работал в областном финансовом отделе, а Людмила — в детском саду. После нового назначения Б.В.Гершмана, они переехали в с. Дарьинское. Борис Владимирович возглавил районный финотдел, а Людмила Васильевна – в санэпидемстанции. Здесь и осели, родили троих детей – двух сыновей и дочь. О войне напоминали только награды и эти три портрета, которые хранились в семье дочери, названной в честь матери Людмилой.

Стремительно летит время, уже нет на нашей Земле этих двух любящих сердец, победивших войну. И вот недавно я случайно увидела стихотворение неизвестной поэтессы из г. Калуга по имени Светлана, и я поразилась насколько оно точно передаёт судьбу героев моего рассказа. Появилось желание написать об этом необыкновенном случае. Вот оно:

 

Тускнеют в шкафу боевые награды

На кителе старом любимого деда.

В них юность его фронтовая, Победа;

В них доблесть сражений, потери, парады.

 

Медаль «За отвагу» — в боях за столицу,

Два Ордена Славы: за Курск, за Варшаву.

А эта —  за Вислу и ту переправу…

Он их натирал и хранил, как зеницу.

 

Бывало, запрыгнем с сестрой на колени

И слушаем долго солдатские байки:

Про дружбу, окопы и хлебные пайки,

Про доблестный труд боевой батареи.

 

А чаще – о юной сестре медсанбата –

Глаза озорные и русые косы:

В крови Сталинград и лихие морозы…

Лишь ангелом белым — она — среди ада.

 

Ко лбу прикоснулась прохладной рукою

И сердце сразила не пулей, а взглядом,

Почти до Берлина фронтами шли рядом.

О том не опишешь единой строкою…

 

Потом разошлись их пути и дороги…

Не все воротились до дома вояки

С исполненным долгом военной присяги,

Под песни тальянки, отбросив тревоги.

 

Да, вот позабыть не сумел он сестрички.

В душе поселился тот образ любимый.

Разыскивал, верил…Мечтой одержимый,

Её узнавал в каждой встречной медичке.

 

Она же о нём тосковала. В надежде

Подолгу смотрела вослед почтальонке,

Сухую фиалку хранила в книжонке

Меж жёлтых страниц. Только прежде

 

Прошёл целый год – отыскалась невеста.

Не шумным застольем свершилась их свадьба.

Пророчила счастье весёлая сватья…

Любовь им дарила все радости света.

 

Был первенец крепким и шустрым парнишкой;

Дочурка – красавица: милой, пригожей,

А младший – две капли – на маму похожий,

Калуга им стала родным городишкой…

 

Война и любовь – две неравные доли.

Одна разрушает подобно тайфуну,

Другая — затронет  тончайшие струны,

И жизнь возрождает из мрака и боли.

 

Как жаль, быстротечно упрямое время.

А память жива. Ты замри и послушай,

Как шепчутся в небе ушедшие души,

Как тянется к свету проросшее семя.

 

ОльгаЧЕКАНОВА,

сотрудник мемориального музея М.А.Шолохова